среда, 7 ноября 2012 г.

Газета "Час"."Под одной крышей". Переводчик на человеческий.



Человеческие взаимоотношения – штука вообще тонкая. И, порой, бывает, рвется. Особенно, если одолевают человека проблемы, а решения их найти он не может. Вот и страдают близкие и дальние от взбудораженности мечущегося в поисках решения проблемы человека.
Поэтому и не удивительно, что профессиональный маклер занимается, по сути, не недвижимостью. Мы работаем с людьми, эту недвижимость населяющими. У недвижимости проблем нет. Проблемы людские – вот наша профессия.
И иногда в шутку на вопрос, кем я работаю, отвечаю:
- Переводчиком. С человеческого на человеческий. Просто помогаю людям договориться.
Немножечко предыстории. Молодое Латвийское государство в режиме нон-стоп устанавливало свою государственность, принимая все новые и новые законы во всевозможных сферах человеческого бытия. И это неудивительно. Со сменой власти произошла и смена общественного строя, и из социализма мы вдруг очутились при капитализме. И надо было срочно что-то с этим делать. Так что законы принимались. И раздел собственности тоже имел место быть.
В частности, был принят закон о возврате наследникам того имущества, которое было в свое время, то есть после 40-го года экспроприировано в пользу государства. В установленные сроки наследники имели право, предъявив документы, обратиться в суд и получить права собственности на здания, построенные их дедами и прадедами.
И эти люди получали в собственность большие и маленькие дома, и земельные наделы. Да, это безусловно, было для них восстановлением исторической справедливости.
И все бы было хорошо, если бы не одно НО!
Даже – два.
Во-первых, надо понимать - эти дома не стояли полвека пустыми. Их населяли люди. Которые вдруг в одночасье стали заложниками новоиспеченных хозяев. А во-вторых, эти самые «хозяева» зачастую сами от макушки до пят были продуктом советской системы и никак не имели даже азов понимания, что и как им теперь делать с этим самым наследством.
Одно дело, с гордостью «владеть» красивым многоэтажным зданием в центре Риги. В теории. А на практике – что делать с людьми, его населяющими? Что делать с протекающими трубами и осыпающейся штукатуркой? И почему, вообще, со всем этим я, Гордый Владелец, должен что-то делать?! Что, собственность - это еще и заботы? И по какому праву эти «несобственники» сидят в моих, моих (!) квартирах и чего-то еще от меня требуют! А не выселить ли мне их всех?
А отсутствие опыта и знаний не способствует легкому разрешению подобных ситуаций. Поэтому конфликты между «новохозяевами» и жильцами были в тот период делом едва ли не обычным.
Вот только один случай.
Обратилась ко мне одна семья, молодые родители с парой чудесных детей.
Слезная просьба:
- Помогите выехать из хозяйского дома! Готовы платить, готовы на все, что угодно, лишь бы поменять жилплощадь!!
А причина проста, как двери – новоиспеченный хозяин успел усвоить только свои права, но никак не обязанности. И убежден, что жильцы, до перехода собственности абсолютно спокойно населявшие свою квартиру на основании договора найма с государством, являются гнусными узурпаторами и должны, и обязаны, сейчас же и немедленно убираться из его кровных стен. О чем он им не просто говорит, а убеждает действием, врываясь по ночам с нарядом полиции.
Кстати, я искренне сочувствовала полиции. Не имея на тот момент четкого понимания, они просто старались делать свою работу, основываясь на собственном «пролетарском» правосознании. В результате, одна группа полиции, вызванная хозяином на основании того, что люди «незаконно» заселили его собственность, ночью врывалась, а другая, вызванная жильцами, первую группу удаляла. Конечно, растить детей в таких условиях было практически невозможно.
Законодатель, к сожалению, далеко не всегда способен предвидеть возможные последствия собственного законотворчества. А закон всегда принимается по поводу каких-то ситуаций, уже сложившихся в обществе. Поэтому закон «опаздывает», ситуация складывается раньше.
Вот и в этой ситуации закон «опаздывал». И жилец, мечтающий о смене места жительства, не имел права «купить», он мог «менять» свою-не свою квартиру на другую жилплощадь. С согласия, разумеется хозяина. А какое согласие может дать человек, врывающийся ночью с полицией?
И вопрос не в том, чтобы найти подходящий вариант. Это-то как раз «дело десятое». Главное – добиться сотрудничества там, где царит полное непонимание и, соответственно, противодействие. Тут без переводчика на «человеческий» не обойтись. 
Вы думаете, это – легко?
Уладить человека, который, конечно, в глубине души, знает, что он не прав, но признать этого никак не желает? Во-первых, его надо найти. Ибо любой нашкодивший имеет такую тенденцию - убежать и спрятаться - вспомните детство:) .
Поэтому пришлось начинать, буквально, с раскопок – кто, где и как найти. В нашем случае выяснилось, что наш новохозяин не какой-то там малограмотный крестьянин, а вполне образованный человек, работающий, к тому же, в Государственной библиотеке. Где он и был мною найден. И где у него не было ни единого шанса спрятаться или уклониться от разговора, не вызвав при этом повышенного интереса своих коллег к его личным «приключениям».
И, конечно же, был он мною улажен и приведен к пониманию. И, разумеется, дал согласие на все, что было необходимо. Включая денежную компенсацию за то, что люди освободят ему квартиру, в которой по закону имели полное право проживать и далее. И эта молодая семья благополучно переехала в другую квартиру не в «хозяйском», а в государственном доме, которую позже благополучно приватизировала. Но это – уже совсем другая история.
Сейчас, к счастью, этот вопрос уже не актуален. Но там, где есть люди, возникают порой проблемы. И их – надо решать.
И мы по-прежнему готовы быть переводчиками… на «человеческий».


Комментариев нет:

Отправить комментарий