вторник, 13 ноября 2012 г.

Газета "Час"."Под одной крышей". Крокодиловы слезы.



Все знают, чем интеллигент отличается от «неинтеллигента»?
Говорят, само слово каким-то образом происходит от греческого  «noesis», что означает — сознание, понимание в их высшей степени. А если без википедии, без «умностей»? В отношении сознания все ясно и замечательно. Но ведь не одна пара - да что там, пара?! – целые эшелоны копий ломались в поисках ответов на животрепещущие вопросы: кто такой интеллигент, каково его место в истории, что он может и не может, или не должен ни в коем случае делать и т.д.
Ну да, спору – час, а делу-таки – время.
А дело было так…
Обратился ко мне как-то милый молодой человек с заурядной просьбой – помочь ему купить небольшую квартирку. Было это, правда, в те «замечательно лихие» времена, когда чтобы удовлетворить обычное желание обычного человека приходилось выкручиваться наизнанку, со всем тщанием избегая соприкосновения с Уголовным кодексом. Ибо такая вещь, как покупка квартиры, была законом не предусмотрена – извольте, граждане, меняться. Вот и искали «обменщиков» и строили «цепочки» длиной чуть ли не с БАМ.
Ну да, речь не о том. Позвольте представить другого персонажа этой социальной драмы – женщину. Чью квартиру собственно, и выбрал этот молодой человек. Представлялась она, как Валюша. Была эта Валюша уже далеко не молода и далеко не хороша собой, а роль играла беззащитной старушки. Хотя здоровьем была не обижена - бегала через весь город быстрее молодых. Да и с талантом тоже все в порядке было – она настолько замечательно играла слабую, убогую и беззащитную, что буквально залы собирала.  За время оформления сделки два, а то и три раза приходила ко мне делегация из моих маклеров с ходатайством – пожалеть эту самую Валюшу, а то так она плачет и убивается, должно быть ну совсем мы ее обижаем и квартирку ее за полный бесценок отдаем. Да уж! - талантливо «бабушка» слезу давила…  Отклик был - как на телерекламу!
Вот только я – барышня «плаксоустойчивая», и мое дело – сделку до ума довести. Что я с успехом и сделала. Вручены были всем участникам сделки обменные ордера, инструкции выданы, кому, что и как делать, да и отправлены они были восвояси – вещи паковать да переезжать.
Недели через две приходит ко мне этот, мною благополучно «обордерённый» молодой человек в полнейшем расстройстве и в недоумении таком же. Интеллигентный юноша оказался абсолютно не готов противостоять нашей Валюше.
-               Я - говорит, - поехал в свою (теперь уже) квартиру, поинтересоваться, когда бабуля съезжать намеревается, а она меня ни в квартиру не впустила, ни дату не назвала, ругалась, что до  Нового года и не съедет... А что теперь делать – деньги же я уже заплатил...
И тут я понимаю, что все не так просто, как могло бы быть, и что без «твёрдой команды» будет эта Валюша еще долго всем мозги полоскать. Ибо до Нового года – недели три еще. И мой клиент явно намеревался Новый год уже в новом своем жилище встречать. Имея все, на это, права…
Надо действовать.
Вызываю стороны конфликта на переговоры. Приходят без возражений. Еще бы не придти! Остаток денег-то у меня в сейфе хранится и вручен будет только после переезда и предъявления всех документов, это подтверждающих.
Усаживаемся в комнате для переговоров, начинаем беседовать.
Угадайте, что наша Валюша делает? Правильно!  Она применяет весь свой «слезоточивый» арсенал: и ноет, и всхлипывает, и вздыхает так, будто – в последний раз. Смотрю, мой молодой человек уж не знает, куда себя и девать-то. Вроде он и деньги заплатил, вроде и договаривались, а он в силу собственной интеллигентности, чуть ли не монстром, бабку плачущую гнобящим, себя чувствует. Замечательно образованный, умница, как будто даже военное училище за плечами...
Был бы перед ним мужик, не спасовал бы. А вот перед фонтанчиком слёз – бессилен.
Да...
У меня военной подготовки нет. И дзюдо всяким я тоже не обучена. И вроде как тоже из интеллигентной семьи. Но как-то не терзали меня нравственные метания. Я же ясно вижу, бабка-то канючит и ноет, а у самой – взгляд остренько так из-под ресниц зыркает, интересно ей, удалась ее лебединая песня, или нет.
Не удалась. Многого я тогда о поведении человека не знала. Это уж потом, спустя более 10 лет попалась мне книга Л.Р.Хаббарда «Наука выживания» (к слову – до дыр зачитанная). А тогда просто было – поняла я, что слезы-то – привычное оружие бабкино, которое она против нас же и применяет, выплакивая себе целый месяц халявного жилья. А раз – оружие, то бабка-то – враг.
Ну и решение пришло сразу. Адекватное…
Очень мой молодой человек изумился, чуть из кресла не выпал. Да и я, признаться, сама от себя такой прыти не ожидала. Но как-то так к месту вспомнилось мне вдруг все ранее услышанное, прочитанное (а попадалось мне ранее многое, даже такая редкость, как «Словарь блатной терминологии» для милиции). Ну я и применила весь этот, до того невостребованный, запас лексики на практике.
Для пользы дела.
Думаю, портовые грузчики обзавидовались бы...
Короче, объяснила я бабке самыми простыми и ей понятными словами, да и тоном соотвтетствующим, как, куда, когда и почему съехать она должна! И что вы думаете? Были возражения? Ни одного! Куда и слезы-то девались.
Съехала наша Валюша без лишних слов, куда ей и было положено, и в срок назначенный.
Ну и клиент мой интеллигентный успел-таки к Новому году в новой своей квартире елочку поставить да стол накрыть. Как и хотел…
И меня не забыл. Часики японские я долго еще на руке носила в память о нем. И своём сверх-успешном «ненормативном» опыте!
Но порой интересно бывает: - А кому теперь плачется та Валюша?
Как вы думаете?

Комментариев нет:

Отправить комментарий