вторник, 18 сентября 2012 г.

Газета "Час"."Под одной крышей".Вера в справедливость.



Жил-был однажды, собственно, относительно не так и давно - в начале 20-го века, владелец одной фабрики. Был он человек небедный, образованный и совсем не лишенный чувства прекрасного. А поскольку в тот, «довоенный» период – до первой мировой войны, люди как-то больше тяготели к прекрасному в архитектуре, чем к тому, что в советсткое время гордо именовалось «серийным жильем», то решил тот господин построить себе рядышком со своей фабрикой виллу - дом жилой, откуда и руководить фабрикой можно, и жить с комфортом.
Вилла была построена! Прекрасное трехэтажное здание в стиле Югенд, с башенками, с лепным фасадом, со всевозможными украшениями в соответствии со стилем и кошельком заказчика. Красивое и добротное.
Уж не знаю, как дальше обернулось с владельцем фабрики, ибо речь, собственно говоря, не о нем, а о созданном им семейном гнезде – вилле в стиле Югенд.
Обратился ко мне в конце 90-х другой, не менее, видимо, зажиточный господин, владелец  немаленького бизнеса, с просьбой помочь ему приобрести эту красоту. Уж больно вилла хороша, хотя и обветшала несколько.
Да... Что такое «несколько», это, конечно, понятие относительное... А вот во что может превратиться трехэтажная вилла, если сделать из нее заводскую общагу, невозможно описать! Бывший владелец, небось, в гробу переворачивался.
Ну, раз заказчик не только хочет, но и готов платить за удовольствие, беремся за работу. Для начала необходимо выяснить, сколько именно народу населяет эти стены. Потом – на каком основании, есть ли у них прописка, или они сами себе это место «домом» назначили. Потому что, судя по количеству народа, лезущего из каждой щели, понимаем, что никак невозможно, чтобы у всех тут прописка была. Хотя выяснить это практически невозможно. Общага-то была заводская. А в процессе обретения Латвией независимости завод благополучно скончался. А документы все – тоже практически испарились. Остались какие-то жалкие, именно, что «останки» бумаг. Кто-то в них и значится, а кто-то – совсем нет.
Ладно, идем на перепись населения в одной, отдельно взятой вилле. Явных бомжей сразу двигаем, чтобы заранее себе другой ночлег искали. Двух абсолютно престарелых бабушек везем на экскурсию в дом престарелых, после чего обе бабули со слезами просятся, чтобы их поскорее туда оформили.
Для остальных – строгий контроль, фамилии, явки, документы, чтобы окончательно определить смету и расселить бывших заводчан из этого «прекрасного гадюшника» в человеческие условия. Ибо, застройщик никак не предполагал, что населять его виллу будет человек сорок, и удобства запланировал только и единственно на втором этаже, где собственно, и было «место встречи» ветеранов завода.
Благо, в старых паспортах прописку ставили! Мы быстренько и отделили «агнцев» от «козлищ». Как говорится, по паспорту. «Козлищ», естественно, предупредили, что они должны за месяц подыскать себе другое жилье, а «агнцам» предложили по квартире в спальном районе. И как-то быстренько все начало улаживаться. «Агнцы» радовались и паковали вещи, «козлищи» понимая, что здесь они жили на птичьих правах, быстренько стали искать себе другие пристанища. Все. Кроме одного.
Небольшого роста мужчина категорически не согласился с ситуацией. Ари, как он мне представился, не имел прописки, поскольку в новых паспортах она уже не ставилась, а паспорт у него новый был. И других документов, по которым он мог бы тут проживать, тоже – не имел. А имел он огромную внутреннюю убежденность в своей правоте, в том, что не может такого случиться, чтобы его и его семью выселили только потому, что по чьей-то халатности и разгильдяйству пропали документы.
И он пошел отстаивать свои права, имея в качестве оружия только и единственно внутреннюю убежденность. Как он защищал свою семью! Такой  настойчивости можно позавидовать! Ежедневно, в течение двух или трех недель я, приезжая в офис, видела Ари. Он приносил письменные свидетельства соседей, почетные грамоты от завода (которого больше не было), он убеждал меня.
Самое замечательное в этой истории то, что он-таки – убедил! Я действительно поняла, что он просто по несчастливой случайности так невовремя сменил паспорт и имел-таки прописку в этой общаге. И еще более замечательно, что мой заказчик согласился и оплатил ему покупку однокомнатной отдельной квартиры в спальном районе.
Ари я больше не видела. Да и никого из тех, кто получил возможность выбраться из этого «гадюшника» и начать наконец-то жизнь в отдельной квартире.
Владелец отреставрировал здание, теперь оно стоит, невозможно красивое, и украшает собой всю улицу.
И каждый раз, проезжая мимо, я вспоминаю Ари – маленького мужчину с большим сердцем и огромной верой в справедливость.




Комментариев нет:

Отправить комментарий